Контакты
г.Москва. Доставка РФ и мир.
+7 (903) 227 94 27
Мы работаем
с 9.00 до 23.00, без выходных
Электронные заказы - круглосуточно
Поиск товара
Диаметр, мм
Высота, мм

По Карелии и Кольскому 2021

Снова туда, где море камней.

Снова туда с кувалдой моей…

                                Почти цитата.

 

     Раз протоптав дорожку – трудно с нее свернуть… Это я про Ловозеры. Поездка в Ловозеры этого года – шестая по счету. Закончилось кое-какое сырье – надо восполнить. А под эту цель подтянулись уже другие попутные или почти попутные точки. В итоге наметился такой маршрут: Наволокское месторождение, Карелия (медь) – Флора, Ловозеры (Нарсарсукит) – 60 и 62-й пегматиты, Ловозеры (уссингит, натролит, гакманит и др.) – Северный карьер, Ловозеры (мурманит, гакманит, лопарит) – Африканда (перовскит+магнетит) – Терский берег Белого моря (рыбалка, глендониты факультативно) – Амбарный, Сев. Карелия (беломорит, рыбалка). Сразу скажу, что весь маршрут пройден, программа выполнена.

День первый – дорожный.

Выезд-дорога-ночевка в Карелии. Все прошло без происшествий. На трассе пересекся с товарищем, который уже возвращался от туда. Он предупредил, что в Ловозерах +12. Радио пугало будущими ливнями в Карелии. Ладно, поживем-увидим.

День второй – медно-арестантский.

Подъехал к карьеру Наволокского месторождения диабаза, что в Карелии за Кондапогой, часов в восемь утра. Чем он примечателен? – большими образцами дендритной меди. Образцы шикарные и крупные, фотографий мелких образцов почему-то не встретил вообще. Но по законам природы, мелких образцов должно быть гораздо больше, чем крупных. Будем искать… Карьер действующий, и меня предупреждали, что туда не пускают. Что ж, если спрашивать – точно не пустят. Прорвемся… Карьер меня встретил, объявлением с датой, что такого числа будут взрывные работы. Дата была вчерашняя. Я порадовался, что не сегодняшняя. Наивный человек… Забегая вперед, скажу, что когда я проезжал от туда обратно, уже стояла сегодняшняя дата. Но я мог об этом не узнать.

А пока я проехал дальше. А дальше  - грибок охраны с надписью «Пост №1. Проезд запрещен.» Но на посту никого. Я проехал его и припарковался на опушке у дороги. От этой опушки до карьера совсем рядом. И этим коротким путем и проник на карьер. Стал методично обходить ярусы, пытаясь обнаружить воооот такие дендриты меди. Стены карьера весьма скучные -глазу не на чем остановиться.

И вдруг под ногами между камней мелькнуло что-то зеленое, сильно отличающееся от скучного фона. Медь, покрытая малахитом! Настроение сразу улучшилось. Захотелось продолжать. И я продолжил, постепенно спускаясь на все более нижние ярусы. Наконец я спустился на площадку, на которой были просверлены лунки для закладки взрывчатки. Это меня напрягло – явная подготовка к взрывным работам. Правда провода к ним пока не протянуты, а вдруг заложены радиовзрыватели? Да и техника с этой стороны карьера отведена… Стало очень неуютно. И тут зазвучала сирена, которую включают перед взрывом. Я ломанулся в лес. Но сирена через пол минуты замолчала (перед взрывом должна гудеть 10 минут). Может проверяют исправность перед взрывными работами? Стало совсем неуютно. И тут к месту набуренных лунок подъехал автомобиль. Я вернулся, подошел к нему и пошел ва-банк: «Ребята, где у Вас тут медь?». «Мы не знаем, это надо местных спрашивать. А мы взрывники - приезжаем, взрываем и уезжаем». «Сегодня будете взрывать?». «Да, часов в 17». «Ну, я тогда здесь пару часов еще погуляю». Взрывники оказались единственными, кому было безразлично, что в зоне взрыва кто-то гуляет. Они же не местные – за периметр они не отвечают. Тут неподалеку карьерный самосвал стал сгружать негабариты. Я подошел к нему с вопросом «Где тут у Вас медь?», но водитель меня опередил своим вопросом:

- Это Ваш Дастер (автомобиль у меня такой) на полянке стоит? Уходите – сейчас взрывать будут.

Я понял, что я «у Мюллера под колпаком», и действительно пора сваливать. Не успел я отойти на десять метров, как меня догнал автомобиль охраны:

- Это Ваш Дастер?  Уходите – сейчас взрывать будут.

- Конечно-конечно, - сказал я и продолжил свой путь к выходу – к тому месту, где я вошел. А там уже еще один охранник стоит:

- Это Ваш Дастер?  Уходите – сейчас взрывать будут.

- Ухожу-ухожу.

И тут слышу, как из рации охранника раздается: «А ну-ка давайте его сюда!» Ну это же не мне говорят, я продолжаю движение к выходу, надеясь улизнуть. Дальше, уже обращенная ко мне, раздается фраза охранника примерно такого содержания: «А Вас, Штирлиц, я попрошу остаться!». Пришлось сесть в его машину, которая отвезла меня к начальству, где со мной была проведена воспитательная беседа в дружественной форме. Оказывается, авто я поставил очень «удачно»: когда взрывают в этой части карьера, камни ложатся точно на эту опушку…. К слову сказать, начальство очень удивилось, что я что-то нашел: «После нас отродясь никто ничего не находил!». Затем начальство на своей машине отвезло меня к моему Дастеру, где мы расстались почти друзьями.

«Любезная Екатерина Матвеевна,  … встречались мне люди, в последнее время, душевные, можно сказать, деликатные.» (С).


   И я продолжил путь на север – к Ловозерам. Где-то в районе Полярных Зорь или ранее вдруг резко похолодало. Температура упала до семи градусов. А в горах-то еще холоднее. Начался дождь. Нет, все теплые вещи у меня с собой, но хочется же комфорта…. Ладно, доедем-посмотрим. Потом опять потеплело.

День третий -  сбычи мечт

С утра я подъехал к хвостохранилищу карнасуртского рудника и стал заезжать в горы. В прошлый раз я заезжал так называемой «нижней» дорогой, идущей вдоль трубы, и имеющей крутой подъем. В принципе, ничего страшного, но зачем? В этот раз я все же разобрался, где проходит «верхняя», более пологая дорога, и заехал по ней. Не путать «верхнюю» дорогу с «самой верхней» дорогой от рудника или дорожкой между «верхней» и «самой верхней» дорогой. В итоге я как и год назад переехал первый и второй Восточные ручьи. Но мой путь лежал дальше – на гору Флора.

Мои первые образцы из собственной коллекции были от-туда, поэтому Флора имеет для меня, как сейчас говорят, сокральное значение. Это моя четвертая попытка попасть туда. Первая была в несколько лет назад, когда я, еще толком не зная местности, планировал пройти на нее напрямую от 60-го пегматита спускаясь вниз не к дороге, а сразу в сторону Флоры. Без навигатора и четкого понимания, где же эта Флора находится. Я тогда, пройдя через пегматит к восточному склону горы, посмотрел вниз и в туманную даль и понял, что это авантюра, и не пошел. И слава богу!

Второй раз мне удалось побывать на Флоре с товарищем, который завез меня туда на своем внедорожнике. Побывать-то я там побывал, но ведь не сам. Это незачет.

В третий раз я хотел попасть на Флору в прошлом году, уже доехав до пегматитов на своем внедорожнике. Но я промок, а каменистая дорога от подножия пегматитов на Флору меня пугала – тогда у меня еще не было опыта езды по валунам.

И вот четвертый раз. Я выдвигаюсь на своем внедорожнике от второго Восточного ручья в сторону Флоры. Моя отметка на навигаторе медленно движется по дороге. За сорок минут я проезжаю восемь километров, благополучно преодолев все булдыганы.

И становлюсь лагерем у Березового ручья, где мы стояли в позапрошлый раз. Ну уж несколько километров до Флоры я как-нибудь пройду. Можно сказать - цель достигнута! Привязываю на веревочке ложку и кружку, чтобы сделать подобие колокольчика – отпугивать медведей. Возникает мысль, а что, если, услышав этот звук, медведь решит, что это колокольчик заблудившейся коровы?..  На дороге попадаются вывернутые медведем каменюки – под ними он искал муравьев. Но вывернул он их не только что – края уже успели подсохнуть. 

С большого камня в трех метрах от меня взлетают пять куропаток - успеваю рассмотреть их. Через какое-то время достигаю поворота на нарсарсукитовую точку, что прячется в лесу. Странно, не могу ее найти. Достаю навигатор, смотрю ее отметку. Оказывается, точка гораздо дальше. Надо же, а я ведь был на ней два года назад, но без навигатора сейчас не нашел бы. И вот и она – нарсарсукитовая точка. Начинаю отбирать камни. Тех что получше как раз хватает мне что бы еле поднять рюкзак.

Вытаскиваю его вверх на дорогу, оставляю там и иду дальше, искать вторую нарсарсукитовую точку, которая по моим данным находится восточнее. В итоге в заданном районе я нахожу место, где явно копали. И есть желтые включения. Но как-то это выглядит не так, как я видел до этого. Не уверен, что это нарсарсукит. В любом случае выглядит неинтересно. Продолжаю поиски. Нахожу еще один покоп с выделениями непонятных мне минералов – надо будет поопределять. Беру образцы с собой. Возвращаюсь к рюкзаку и вытаскиваю его в лагерь. По дороге на застывшей грязи попадается четкий след медведя. Мелькает мысль – какой же он крупный! – с большую тарелку. Но я иду под рюкзаком уставший, на автомате наступаю на след, смазываю его и уже не могу рассмотреть. На стоянке нахожу оставленный кем-то образец с непонятными кристаллами. Тоже надо будет поопределять.

День четвертый – трудный.

Просыпаюсь рано – в четыре утра. Собираю лагерь и выдвигаюсь к подножию пегматитов у второго Восточного ручья. Обратная дорога по каменюкам проходит легко и незаметно. Я даже вскрикиваю от неожиданности, когда внезапно быстро достигаю ручья. Там будет моя стоянка.

Еще в Москве у меня родилась идея заехать на авто вверх вдоль первого Восточного ручья до «самой верхней» дороги и далее по ней – до 60-го пегматита, где встать лагерем. От туда гораздо проще подниматься до 62-го пегматита, чем от дороги у подножия его горы, где я встал лагерем. А ведь ходить к 62-му пегматиту мне придется не раз… Иду на разведку. Поднимаюсь по целине от лагеря до пересечения первого Восточного ручья и «самой верхней» дороги.

Затем по ней дохожу до 60-го пегматита. Ну что, сказать… Заехать можно. Но по нагрузке на авто это – как еще раз съездить на Флору. На Флору за камнем без авто никак, а здесь можно обойтись. Вопрос стоит так: что мне больше жалко, себя или авто? Я решаю, что мне больше жалко авто, и я буду ходить на 62-й пегматит от подножия горы.

А пока я на 60-м (уссингитовом) пегматите. На поверхности в этом году никто ничего интересного не оставил. Начинаю перелопачивать отвалы. Попадается уссингит. Беру образцы поярче. Попадается несколько относительно крупных кусочков. Даже один небольшой шарик получится выточить. Нахожу один образец очень редкого герасимовскита. В волокнистом эгирине обнаруживаю крупные кристаллы эвдиалита (до 41 мм), наполненные цирфеситом. Цирфесит - порошковый продукт его изменения. При этом форма кристалла сохранилась. А форма у него необычная: столбчатая, а не таблитчатая.

Попалось пару кристаллов не пойми чего. Есть предположения: чкаловит или комаровит, или содалит по нефелину, или уссингит по нему же, или уссингит со шпатом. В общем нужен химанализ.

Как и ожидал, добыча на 60-м пегматите невелика. С ней поднимаюсь на 62-й пегматит. Он год от года стараниями копателей преображается. Вношу свой посильный вклад и я. Моих сил хватает на несколько ходок с рюкзаком вверх-вниз. Натролит, белый и черный гакманит, светящиеся в УФ.

Удалось добыть один прозрачный кристалл натролита. Не массивный натролит, а именно кристалл.

Погода стоит все время изумительная. Солнце, голубое небо, не жарко. Такое здесь не часто. Но на завтра обещают дождь. А что если на мокром камне груженное авто не осилит крутой подъем? В прошлом году у меня были проблемы и без дождя. Решаю свернуть лагерь сегодня и попытаться выехать по сухому камню. Как ни странно, одолеть подъем оказалось довольно легко. Может я чему-то научился в вождении по пересеченной местности?

За день удалось сделать многое. Но устал прилично. Но не зря. Уже дома ожидала радость: впервые попался гакманит с эффектом тенебресценции - с восстановлением цвета после УФ-облучения и последующим выцветанием на солнце.

Доезжаю до Северного карьера, где становлюсь лагерем на ночь.

День пятый – Северо-Африкандский

«Северо» - потому что Северный карьер, «Африкандский» – потому что так называется поселение.

Захожу на Северный карьер. На нем давно не ведутся промышленные работы, но я его не узнаю. Его ландшафт так изменился, что за год узнать невозможно.  Мурманитовая копь, которая было два года назад глубиной тридцать сантиметров, в прошлом году метр, в этом году – стала уже два метра. И в ширину увеличилась соответственно. Расширяясь, она погребла точку, где я добывал кристаллы гакманита редкого призматического габитуса. Жаль… А эвдиалитовый пегматит в борту карьера?.. Его просто нет. Такое ощущение, что его взорвали. Но это вряд ли. Скорее перфораторами.  Что же в нем искали? Он был довольно скучный. Но в оставшихся обломках нахожу идиоморфные кристаллы эвдиалита. Идиоморфные кристаллы – это кристаллы стесненного роста. Кристаллы эвдиалита довольно редки.

Далее набираю мурманита. Думал, что в этом году крупных образцов добыть не удастся. Но переколов какое-то количество камней, добыл не только мелкие, но и крупные образцы.

Ну и светящиеся в УФ красно-зеленым гакманит в ассоциации. В карьере разбираться не стал, просто накидал канистру камней. Дома буду светить УФ и выбирать нужный материал, если такой вообще в этом году окажется. И он оказался:

Кстати, при раскалывании пары кусков видел эффект выцветания гакманита: на сколе обнаруживался ярко-малиновый гакмакнит, который под действием солнечного света за две секунды тух до серого. Дома пытался восстановить цвет облучением. В отличие от гакманита с 62-го пегматита с этими образцами восстановить цвет не получилось.

Наколол также кристаллов лопарита в породе. В этом году кристаллы уродились крупнее чем  в прошлом – до четырех миллиметров.

   После Северного карьера решил опять заехать на развалины соседнего Умб-озерского рудника. Заехал. Опять ничего не понял среди куч вскрышных пород.

   На этом моя Ловозерская программа выполнена. Начинаю движение на юг. Ближайшая точка, которую я хочу посетить по пути - карьер титано-магнетитовых руд в поселке Африканда. Его вновь собираются запустить, и очень может быть, что этот год – последний, когда его можно посетить в целях добычи коллекционных минералов. Я был там в прошлом году, и мне в прошлый раз удалось добыть очень хорошие кристаллы кнопита. Подробно описывать африкандский карьер я здесь не буду. Кому интересно – посмотрите мой отчет прошлого года.

Свернув с трассы, я вскоре оказываюсь в центре лесного массива, где расположен карьер. Действительно видно, что его готовят к запуску. Через лес и холмы к нему из Африканды прорубили прямую дорогу. Асфальт еще не положен. В самом карьере стоят вешки - где прокладывать дорогу там. Вокруг карьера тоже стоят вешки – наверное, будет забор. И почти все отвалы попадают внутрь забора…

Подхожу к месту, где в прошлый раз добывал кнопит (разновидность перовскита). Осматриваю борта и осыпи. В борте ничего интересного не видно. Кое-что есть в осыпях. Кнопит, благодаря повышенному содержанию титана, имеет серый оттенок. Набираю по этому признаку некоторое количество мелких серых кристаллов. Но цветового признака недостаточно. Проверяю магнитом. Те что магнитятся, выбрасываю – это магнетит. Оставшиеся – кнопит. Набираю кусков титан-магнетитовой руды, отбирая магнитом те куски, которые не магнитятся или магнитятся слабо. В этот раз у меня нет планов надолго здесь задерживаться.

День шестой – рыбный

Путь ведет меня на Терский берег Белого моря. Никогда там не был – интересно посмотреть. И спининг в багажнике лежит не просто так. Терский берег знаменит глендонитами, которые добывают у реки Оленицы. Но за последний год мне три раза предлагали глендониты с других точек. Одну из них я знаю. К сожалению не саму точку, а всего лишь деревню – ориентир. Но как раз там у меня есть и другие дела. Терский берег – это берег Кандалакшинского залива Белого моря. Белое море это уже Северный ледовитый океан или только море? Хочется думать, что я побывал на океане. Прямо пред капотом дорогу перебегает лиса и останавливается, глядя куда-то вдаль, не обращая на меня внимания. Прибываю в нужное место на берегу в прилив.

На берегу кучи водорослей. Очень сильно пахнет морем. В воде к моему удивлению медузы. С красными щупальцами. Не холодно им там… Брожу вдоль берега, всматриваясь в камушки. Может попадется сиреневый аметист, принесенный от недалеко расположенного мыса Корабль? Хожу-хожу и нахожу! Только не сиреневый, а зеленый. И не аметист, а амазонит. Весьма удивлен. До расположенных на Кольском амазонитовых точек очень далеко. Потом мне подтвердили, что там действительно регулярно находят амазонит – очевидно притащило ледником. Но найденный мною амазонит сильно отличается по своей структуре от амазонита г. Плоской или г. Парусной. Сдается мне, где-то на Кольском есть еще одно, неизвестное пока, проявление амазонита.

Смотрю график приливов. Сейчас утро, а самая низкая вода будет в 18 часов. До 18-ти я совершенно свободен. Проезжая видел речушку, у которой стояло много автомобилей. Я догадываюсь почему… Еду туда. Мои предположения подтверждаются: на речушке люди активно машут спинингами. Беру свой и спускаюсь к реке. Зрелище впечатляющее: рыбаки одну за другой вытаскивают из воды крупных рыбин - горбушу, идущую на нерест. У самцов уже сформировались горбы и искривились носы. Но рыба еще не красная, что говорит о том, что она еще не достигла самого момента нереста, после которого умрет и станет канцерогенной.

Присматриваюсь к снастям рыбаков – очень крупные тройники. У меня таких нет. Ну буду ловить чем богат. Хотя я несколько удивлен: я считал, что рыба, идущая на нерест, не клюет – еда ее не интересует. Вскоре замечаю, что рыбу вытаскивают как-то странно: тройники ее цепляют то за жабры, то за плавники. Значит действительно рыба не клюет, а ее вытаскивают зацепом, пользуясь тем, что она плотно стоит в воде. На моем берегу ловят мужики из Питера, на противоположном – местные. Ну как местные… Живут на Кольском у Норвегии. И хоть обе берега проводят снасть в одном и том же месте поперек всей реки, у местных цепляет в три раза чаще – хорошо подобранный вес и размер крюков и грузил держит снасть на определенной глубине – там, где стоит рыба. Местные вытаскивают по рыбине примерно через каждые четыре заброса. Иногда происходит зацеп за камни, иногда цепляет со дна уже мертвую рыбу. Я понимаю, что моими малыми тройниками никакую рыбу зацепить не удастся и прекращаю закидывать. Но питерцы уходят и оставляют мне крупный тройник-якорь. Я прилаживаю его и начинаю закидывать. На пятый раз удилище сгибается! Зацеп за камни?

На мои вопросы, законен ли такой промысел местные отвечают уклончиво:

  • это же горбуша, а не редкая семга,
  • на Умбе требуется лицензия, а здесь - нет,
  • был бы незаконен – здесь бы был бы уже рыбнадзор.

И наконец на мой вопрос «В нерест же любой промысел рыбы незаконен?» нехотя соглашаются с этим.

Поэтому всем сообщаю, что на фотографии, где я с рыбой – мне ее подарили. Верьте мне!

Ну вот, у меня есть одна рыбина – больше мне не съесть. Зачем мне больше? Иду в лес ее готовить. Из нее вываливается тарелка икры. Промываю, ошпариваю, как сказали, кипятком, добавляю соли. Очень вкусно! Наверное именно такую икру называют "пятиминуткой". Две трети съедаю сразу, треть оставляю на ужин. Жарю саму рыбу, но она получается скорее отварная. С луком тоже выходит вкусно.

Съедаю за раз всю! Это обед. Несколько объелся. Уже не ужинал после этого. Копать глендониты тоже расхотелось. Пошел мыть посуду. Склонился над водой и разглядел, что все дно речки усеяно трупами отнерестившейся рыбы.

 Наступило 16 часов. Почти полный отлив. Походил по обнажившемуся берегу, вяло поковырял лопатой глину. Грунт тяжелый, точная координата точки неизвестна. А ну его! Пойду лучше порешаю другие свои дела. Порешал и поехал обратно, очень довольный, как провел время. Еще и с солнышком повезло.

День седьмой – беломорито-аварийный.

И вот я у поворота на Амбарной. Около Амбарного есть отработанное месторождение беломорита. Тридцать четыре километра по грейдеру, затем восемнадцать километров по лесной дороге. Дорога так себе. Половина нормальная, половина с остатками гати (торчащими поперек бревнами) и валунами. Но в целом дорога гораздо легче, чем на Флору. Стараюсь объезжать валуны. Но мне повезло – лето было сухое. На дороге всего три лужи. А, говорят, в сырое лето дорога представляет собой сплошной канал. И хоть там грунт хороший – не вязкая глина – проблема в том, что лужи скрывают валуны, и можно хорошо в них въехать… Там и без луж можно проехать только на внедорожнике. В положенный срок добираюсь к заброшенным у озера «Длинная ламбина» карьерам. Карьеры затоплены, надо искать на отвалах.

Прошелся по отвалам – ни одного синего глаза беломорита. «Мне немного взгрустнулось, без тоски, без печали» (С). Значит надо искать лучше. Опаньки! Небольшая гадюка заструилась прочь по колотым камням. Пойду одену сапоги… Стал искать лучше. Наконец по найденным мелким осколкам с синей игрой определил место где копать. Стал копать и не ошибся. Беломорит с синей игрой размером от ногтя до пол кулака попадался с завидной регулярностью.

И даже докопался до полости. Конечно это не занор, а всего лишь полость среди негабаритов. Но все равно приятно увидеть то, чего до тебя не видел никто. Есть и практический плюс: туда проще ссыпать отработанное, чем выбрасывать из копи. К вечеру я стал подумывать о дальнейших планах. Планы были такие: пойти на вечернюю рыбалку на Длинную ламбину. По отзывам разных людей там хорошо (или плохо) ловились окуни (или щука), а на следующий день пойти  на беломоритовую жилу на соседней Плотной ламбине. К шести вечера я докопался до большого камня.  Достал его, обколол с разных сторон. Он со всех сторон отливал синим. Вот из него точно получатся хорошие шары. С чувством глубокого удовлетворения я достал его из копи. И тут раздался гром и началась гроза. Хорошая погода, сопровождавшая меня всю поездку (первая поездка в Ловозеры без дождей!) закончилась. Природа, подарив мне этот крупный образец, словно опустила занавес. Я понял это так, что она дает мне знак «пора заканчивать».

   Стало скучно и сыро. Не люблю я работать под дождем. От нечего делать прошел к карьеру на другой стороне дороги. Это половина пути до Плотной ламбины. Посмотрел дальнейшую дорогу до нее. Она заросла кустарником выше капота, но проехать можно. Это еще половина того расстояния, что я уже прошел. И еще столько же пешком по болоту. Т.е. можно и без авто дойти. Но не пошел. Настроение ушло, и я стал собираться домой.

   Выехал из леса, потом обратным путем поехал по грейдеру. Почти весь грейдер обратно проехал по встречке, потому что машин там почти нет, а на встречке меньше колдобин. И черт меня дернул за пятьдесят метров до трассы перестроиться и встать на правильную сторону движения. И я тут же поймал яму. Затем выехал на перекресток с трассой. И тут случилось страшное. Автомобиль не вышел из поворота. Частично не вышел. Вернее, автомобиль вышел, а коробка скоростей – нет. Ее заклинило. У меня осталась только третья скорость. В любом положении ручки. Даже в нейтрали. Задняя скорость не включалась. И вот я на третьей скорости, а это не более шестидесяти километров в час, поехал из северной Карелии домой. 1600 км. на 60км/ч. Быстрее нельзя – коробка скоростей начинает «орать», а если откажет моя единственная скорость, мне мало не покажется: здесь на триста верст нет населенных пунктов, а где они есть, нет автосервиса, а где есть автосервис, МКПП все равно не починят. Вскоре меня настигла вторая беда. Я заправляюсь на трассе в проверенных местах. Поскольку мне предстоял крюк до Амбарного, я сделал дополнительную заправку на последней проверенной заправке перед этим крюком. Но ее не хватило. Я смотрю на приборы, и понимаю, что до проверенной АЗС мне не хватает. А будут ли любые другие АЗС раньше, я не знаю. Уже загорелась красная лампочка. Наконец появился синий указатель: ближайший населенный пункт – Кемь 45км. Не так плохо – райцентр все-таки, там должна быть заправка. Придется съехать с трассы до Кеми и посетить Кемску волость. И вот так «на честном слове и на одном крыле» с включенной аварийкой я еду по трассе. До Кеми заезжать не пришлось: на повороте к ней на трассе оказалась заправка, и одна проблема была устранена. Но проблема 1600км при 60км/ч осталась. Остановиться на ночевку тоже проблема. Задняя скорость не работает – в лес не съедешь, развернуться потом не сможешь. На подъеме лучше не останавливаться. Да и в вообще лучше останавливаться там, где есть люди: вдруг завтра последняя скорость отвалится… Никогда не думал, что можно крепко спать в палатке сразу за кюветом у стоянки, где всю ночь паркуются фуры.

День восьмой и девятый - возвращение

Но в общем-то добрался. В 19 часов я столкнулся с этой проблемой, а через день в 14-00 был уже дома. Зато сэкономил на штрафах с видеокамер.

Если не считать последнее аккорда, поездка оказалась очень удачной. Маршрут и программа выполнена полностью. С погодой повезло. Что хотел - добыл. А машину уже вылечил, хотя на деньги попал, конечно.

Я хочу получать информацию о новинках!
Добро пожаловать!
Выставки минералов. Расписание. (Гемма, Симфония самоцветов, Мир камня, Минерал-Шоу, Самоцветы на Кузнецком, Блеск самоцветов). Литотерапия Минералы и камни по знакам зoдиака
Авторский уголок
Новости
06.09.2021
Выложен отчет: По Карелии и Кольскому 2021
Читать далее
23.06.2021
Выложен отчет: Автопробег за минералами Южного и Среднего Урала 2021
Читать далее
19.04.2021
Выложен отчет о неминералогической поездке в Кению
Читать далее
23.08.2020
Выложен отчет: Поездка на Кольский полуостов 2020
Читать далее
18.07.2020
Выложен отчет: Поездка Поволжье 2020
Читать далее
17.07.2020
Пополнение собственной коллекции
Читать далее
15.12.2019
Отчет выставка ГЕММА - Самоцветный развал. Апрель-октябрь-декабрь.
Читать далее
30.10.2019
Отчет MUNICH MINERAL-SHOW 2019
Читать далее
28.09.2018
Выложен отчет: Агаты и халцедоны Старой Ситни. Подмосковье. Обзор 2010-2018
Читать далее
Тут может быть Ваша реклама
Мы в соц. сетях
Поделиться